ב"ה
Free shipping today on orders $99+ (within the USA)
All proceeds of this website benefit
Cong. Friends of Refugees of Eastern Europe

In One Word [Одним словом]

Print

Be the first to review this product

Availability: In stock

$23.95
In One Word [Одним словом] is available for purchase in increments of 1
OR

Quick Overview

Makes a great gift!

Share This

More Views

  • In One Word [Одним словом]
  • In One Word [Одним словом]
  • In One Word [Одним словом]

Details

Although Hasidic literature has thousands of books and their number is multiplying year after year, living the teachings of Hasidism can not be reduced to the printed word. And the Hasidic currents, where the study of the written text is an important and central component of the spiritual life, even where there has been created a bookstore canon always been aspects of intellectual and emotional, are not arrayed in the printed word. In an era of development in all of its many schools of Hasidism was a great transformation, and by its very nature difficult to mass perception of ideas in virtually incarnated world. The transition from the extreme abstraction to a living human spirit, to the earth's everyday life - this is the Hasidism.

That is why the leaders and teachers of this trend in Judaism often chose singing parable, naive story as the best way to communicate ideas to their students. Their example was followed by the Hasidim themselves, vesting in a deliberately concise and simple form complex ideas and whole layers of the mystical teachings.
 
Genre Hasidic parable-miniature varieties: sometimes it sharpened aphorism, sometimes - an unexpected phrase at the end of the story, funny or frivolous at first glance, the ending is, and sometimes - just a few words that break the coldest serdtse.V any case, the Hasidic parable - not vanity, it is for the original nature - the whole doctrine, philosophical and religious tract, driven into the Procrustean bed of one or two sentences. The parable originally perceived not as a decoration of speech or stylistic refinement, but as food for the mind and the heart. It is true that she remembered the reader or listener thanks to its original form, but be transformed by the soul of the action it has on a completely different level.
Hasidic parable may reveal the secrets of his soul man, to help him solve the existential problems, and sometimes - and become the leitmotif of all life.

Proverbs - a powerful drug, it should be taken to the extent necessary and appropriate caution; they have great power, and sometimes fraught with great danger. Yet drugs - a good thing and necessary.

Published: 2004
Format: 6x9 Hardcover, 214 pp.
Compiled by: Feigin, A. / Editor: Gisser, I.
Language: Russian


ОДНИМ СЛОВОМ

Хотя хасидская литература насчитывает тысячи книг и число их мно­жится из года в год, живое учение хасидизма нельзя свести к печатному слову. И в тех хасидских течениях, где изучение письменного текста является важным или центральным компонентом духовной жизни, даже там, где был создан свой книжный канон, всегда оставались аспекты, интеллектуальные и эмоциональные, не облеченные в печатное слово. Во все эпохи своего развития, во всех своих многочисленных школах хасидизм представлял собой трансформацию великих и по самой своей природе трудных для массового восприятия идей в воплощаемое прак­тически мировоззрение. Переход от крайней абстракции к живому чело­веческому духу, к земной повседневности - это и есть хасидизм.

Именно поэтому лидеры и учители этого направления в иудаизме не­редко избирали напев, притчу, наивный рассказ в качестве оптимального средства для передачи идей своим ученикам. Их примеру следовали и сами хасиды, облекая в сжатую и нарочито простую форму сложнейшие идеи и целые пласты мистического учения.

Жанр хасидской притчи-миниатюры многообразен: порой это отточенный афоризм, иногда - неожиданная фраза в конце рассказа, забавная или даже легкомысленная, на первый взгляд, концовка, а порой - всего не­сколько слов, разрывающих самое холодное сердце.В любом случае, хасидская притча - не пустословие, она по исходной своей природе - целое учение, философско-религиозный трактат, за­гнанный в прокрустово ложе одной-двух фраз. Притча изначально вос­принималась не как украшение речи или стилистический изыск, но как пища для ума и сердца. Верно, что она запоминается читателем или слу­шателем благодаря своей оригинальной форме, но преобразующее душу действие она оказывает на совсем ином уровне.

Хасидская притча может раскрыть человеку тайны его души, помочь ему решить экзистенциальные проблемы, а порой - и стать лейтмотивом всей жизни.

Притчи - сильнодействующее лекарство, принимать его следует в меру надобности и с соответствующей осторожностью; они обладают великой силой, а иногда таят в себе большую опасность. И все же лекарства - вещь полезная и необходимая. 

Раввин Адин Штейнзалъц


Product Tags

Use spaces to separate tags. Use single quotes (') for phrases.